Яхт-клуб «Семь Футов»
Морские путешествия
Паруса детства
Выставка Vladivostok Boat Show
Кубок Залива Петра Великого
Паб Старый капитан
Ресторан Семь футов
Яхт-клуб «Семь Футов»
РУС
ENG

Из воспоминаний Сергея Анциферова: "О нас. Воспоминания голландёра"

 О нас. Воспоминания голландёра.

 

Мы, это в шестидесятые годы мои сверстники - друзья по яхт-клубу. В принципе, свой рассказ я буду вести с нашей тогдашней точки зрения.

Итак. В 1967 году старейший яхтсмен Приморского края Евгений Иванович Жуков организовал юношескую парусную секцию при водной станции Дальневосточного высшего инженерного морского училища. Организационно эта секция замыкалась на яхт-клуб ДСО «Водник». Костяк секции, (тогда нам было по 14-15 лет) братья Рыбины, братья Пироговы и я жили с Жуковым в одном доме. Зиму и весну мы занимались теорией в аудиториях училища. Жуков дал нам основы теории паруса, устройство яхты и т.д.

Никаких юношеских классов на училищной водной станции не было и весной нам дали два старых Летучих Голландца (ешё с одним дном) и один старенький Финн. Началась подготовка к сезону. Сейчас с пластиковыми корпусами и металлическими мачтами всё намного проще. А тогда нужно было уметь очень много. Мы и шпаклёвку делали сами смешивая краску с зубным порошком. Причём лучшая шпаклёвка получалась из детского порошка, а из мятного хуже. Таким тонкостям нас учил первый наш тренер Виталий Тимофеев и Евгений Воронков, который тогда гонялся на училищном  Звёзднике. Большим мастером своего дела был Столяр дядя Федя (именно так с большой буквы) у которого мы учились работать с деревом. Потом дядя Федя ушёл работать в яхт – клуб «Водник». Ему выписывали доски из ёлки и он сам клеил мачты для Финнов. На одной из таких мачт Валера Заковоротный выиграл Черноморскую регату.

Подготовили лодки и начали тренировки на воде. Причём до того самозабвенно, что начинали с открытием водной станции а заканчивали с закрытием. Бывало начальник станции Николай Иванович Кондырев кричал с берега в динамик: «Пацаны заканчивайте тренировку!» Потом мы начали гоняться в разных классах, а всю основу паруса проходили на голландцах. Тимофеев потихоньку вводил нас в парусный спорт. А осенью  взял меня в свой экипаж на «Дракон» и я до осени1968 года  тренировался на старом ЛГ и гонялся матросом с Тимофеевым.

В тот год произошёл случай оказавший сильное влияние на меня, в плане становления духа яхтсмена. Однажды приходим на водную станцию, а ветер северный метров 12, волна само собой. Сидим на берегу. Тут из общежития на станцию спускается Коля Клейман (он в тот год ДВВИМУ заканчивал), вооружает свой Финн и идёт тренироваться. Пока он тренировался мы с берега за ним во все глаза следили. Тогда для нас это было что - то запредельное. А Коля закончил, вытащили его лодку на берег. О чём мы его спрашивали не помню, а он сказал: «Это наша стихия. Тренируйтесь.» А через 5 лет на ЦС ММФ в Ленинграде уже после старта раздуло до 17 метров на порывах. Из 14 Голландцев легло 10 и из 14 Финнов легло 12. И когда я финишировал, вспомнил Колю Клеймана.

В 1968 году Тимофеев начал работать тренером яхт – клуба «Водник», и мы уже тренировались вместе с ребятами - водниковцами. Там были на Финне Володя Комоцкий, на эмке экипаж Саши Самуся (матросы Витя Пересунько и Костя Кольцов), на Голландцах Игорь Железняк с матросом Володей Райковым и Саша Лукьянченко. Вообще много ребят было очень способных.

В 1968 году во Владивостоке было три яхт-клуба: «Водник», ТОФ и «Труд». В каждой команде по два ЛГ. Но двухднищевых в городе было только шесть, три на «Воднике», один на водной станции ДВВИМУ, два на ТОФе. За «Водник» выступали Владимир Смирнов со шкотовым Андреем Немцевым, Валерий Бесчастный со шкотовым Виктором Фатьяновым (ДВВИМУ), Владимир Лелёткин со шкотовым Виктором Шевченко, за .команду ТОФа Юрий Никандрович Нисковский по прозвищу Лис и Борис Оборин, за Труд Анатолий Козырев.

О Нисковском хочу особо сказать. Это был человек бесконечно влюблённый в парусный спорт. На  Летучем Голландце он гонялся когда ему было далеко за сорок. А парусом занимался до самой смерти. В 2006 на «Кубке 7 футов» Тимофеев занял второе  а Нисковский третье место в классе «Конрад-25 РТ». Тимофееву тогда было 68 а Нисковскому, кажется, 76 лет.

В 1968 году в классе ЛГ взрослые гонялись между собой, а у нас юношей в городе было уже экипажей 7-8 все на очень старых лодках. Как -то так получилось, что тогда был очень мощный поток юношей и разница в возрасте была всего в один год. В основном все занимались на Воднике и ТОФе. На «Воднике» нас было четыре экипажа. А на осеннее первенство города нас выпустили гоняться со взрослыми. Это, конечно, очень громко сказано. На самом деле, после старта взрослые на двухднищевых лодках уходили вперёд, а у нас шла своя гонка. Тогда среди наших семи стареньких лодок я был первым.

Осенью я, Саша Лукьянченко и Володя Рыбин взяли буера Монотип ХV и тренировались. К сожалению, тогда рулевых до 18 лет к гонкам не допускали. Но буер это отдельная тема.

В 1969 году на Труд пришли две новые лодки, ТОФ пополнился новыми Голландцами, и мы юноши пересели на двухднищевые. Вот с 69 года мы начали потихоньку становиться гонщиками. Тимофеев стал старшим тренером «Водника». Подошла следующая большая волна пацанов. Они были лет на пять младше нас. Из нашей 42 школы пришли Паша Мамонов, Игорь Карамушко, Володя Быков, Валера Батыгин, Витя Мацак, Гриша Середа. Их тренировал Леонид Павлович Герман. Они начинали уже с юношеских классов: Оптимист, Кадет, ОК.

Была сформирована юношеская сборная «Водника», по две лодки в каждом классе: Дракон, М, ЛГ и Финн. На ЛГ был я со шкотовым Лелёткина Витей Шевченко и Игорь Железняк со Шкотовым Володей Райковым. Гонялись мы юношеские соревнования и взрослые. На «Воднике» были сформированы две взрослые команды, причём во второй команде было много юношеских экипажей. Это дало нам возможность гоняться на первенстве края и на Дальневосточной регате, т.к. личников допускали не ниже первого разряда, а у нас были вторые.

В тот период я очень много познал от своих старших товарищей. Это старые голландёры Владимир Смирнов, Валера Назаров, Валера Бесчастный, финнисты Пётр Ерохин, Виталий Броженко, наши килевики Жуков, Мелентьев, Щёголев, Синицын. Много показывал наш финнист Валера Заковоротный. У него я взял технику управления на глиссировании. В тот год мы очень многому научились и к концу сезона потихоньку начали рубиться со взрослыми. На ТОФе это почувствовали и стали заказывать служить в спортроту мастеров спорта с запада. В тот год в спортроте служил МС голландёр Коля Смирнов. У нас он гонялся на Финне. После спортроты остался служить мичманом и был в сборной ВС.

Взрослые относились к нам очень тепло, как к младшим братьям. Пятидесятимильную гонку и стомилку мы гонялись в экипаже Тимофеева на Л-6 «Россия». Из взрослых там были финнист Пётр Ерохин и постоянный тимофеевский шкотовый Эдуард Знаменский.

 В 1970 году на ТОФ пришёл первый лазоревский пластиковый Летучий Голландец. Сделан он был здорово. Даже бимсы были облегчены. В них были прорези в форме вытянутого эллипса. «Унитаз» стоял, ванты на барабанах. Вот с этой лодки началась новая точка отсчёта в классе ЛГ. Наша юношеская волна подросла и стала наступать на пятки взрослым. Естественно, тем пришлось внедрять все новшества в нашем классе. А мы росли дальше. В парусе первые годы идёт очень большой поток информации, очень многому учишься. А потом, когда ты вырастаешь до определённого уровня, когда начинаешь биться за каждый метр дистанции, настаёт необходимость глубоко вникнуть в теорию паруса. Тогда через это прошли все серьёзные гонщики. Мы изучали книгу Чеслава Мархая «Теория плавания под парусами». Она была у Жени Воронкова. И ходила из рук в руки как библия. У меня до сих пор хранятся книги Ч.Мархая, П.Эльвстрема, А.Чумакова, Я.Проктора.

Наше юношество закончилось в семидесятом году, достаточно триумфально. Мы, четверо друзей из одного дома на юношеском первенстве Приморского края выиграли золото в четырёх классах: Володя Рыбин на Драконе, Женя Пирогов на М, я на Голландце и Саша Пирогов на Финне.

Потом все мы поступили в мореходное училище. Гоняться приходилось весной во время сессии и после плавпрактики уже в конце лета и осенью.

В 1972 году Братьев Рыбиных и меня на два рейса сняли с практики и отправили в Одессу на ЦС Учебных заведений ММФ. От туда мы вернулись с кубком.

В это время во Владивостоке на Летучих Голландцах Гонялись: «Водник» - Владимир Смирнов, Сергей Рыбин, Сергей Анциферов, Александр Смирнов. я/к ТОФ – Юрий Нисковский, Борис Оборин, Владимир Попов, 1-2 экипажа из спортроты. Труд – Анатолий Козырев, Генадий Шептухин. На Дальневосточную регату приезжали команды  Сахалина, Хабаровска, Комсомольска на Амуре, Красноярска.

В 1973 году между сессией и практикой я успел выйграть край по молодёжи. Такое участие в гонках почти без тренировки мы в шутку называли «Выступать по мастерам». На Летучих пока было без особых изменений.

1974 год. Ушли Нисковский и Смирнов. А вот пацаны на Голландцы почему-то садиться не хотели. Садились на 470, Финны… Не знаю чьё это было упущение.

В 1975 году Тимофеев ушёл в ШВСМ. Практически он занимался спортротой, да и то не у нас а на западе. В общем, старые кадры уходили кто по возрасту на кили переходил, Попов на тренерскую работу, Рыбин и я в моря. А новых не было. Как-то, в конце семидесятых, иду по ТОФу а там на каком-то сарае лежат три лазоревских Голландца. Никому не нужные…. Вот так в Приморском крае и закончились Летучие Голландцы.

Я после училища всегда гонялся, когда возможность появлялась. Года два на Летучем, потом на Финне. Сейчас стараюсь отпуск брать, когда проходит Кубок семи футов, чтобы погоняться с кем-нибудь в экипаже. В позапрошлом году между рейсами гонялся.

Очень обидно за Летучий Голландец. Мне всё время снится сон, что я свой Голландец на гонку вооружаю или на глиссах лечу.

 

Владивосток 2013 год                    Сергей Анциферов